Без права на страховку

Наверное, каждый из нас хотя бы раз в жизни прибегал к услугам по страхованию. Застраховать автомобиль, недвижимость, жизнь и здоровье – нормально и естественно, скажете вы. Не торопитесь с выводами: в нашей стране эти простые и нормальные услуги доступны не всем. Более того, есть категория граждан, для которых страхование жизни и здоровья недоступно, причём – по независящим от них причинам.

Волонтёр «Белорусского документационного центра» обратилась в государственную страховую организацию «Белгосстрах» с намерением застраховать жизнь и здоровье своего мужа-пенсионера, отбывающего наказание в колонии. Ответ специалиста страховой организации был исчерпывающе лаконичен, поэтому привожу его полностью:

«В настоящее время Белгосстрах, исходя из принципа свободы договора добровольного страхования, установленного пунктом 1 статьи 391 Гражданского кодекса Республики Беларусь, не осуществляет страхование заключённых (осуждённых) граждан. Это связано с закрытостью учреждений, где находятся заключенные, что затрудняет получение страховщиком документов для решения вопроса о страховой выплате: результатов медицинских освидетельствований, прокурорских проверок, решений о возбуждении уголовных дел, постановлений судов, документов от следователей, дознавателей, подтверждающих факт нанесения побоев.»

Между прочим, в Беларуси обязательным является страхование жилья и хозяйственных построек в сельской местности. Можно застраховать сельхозпосевы и даже домашних животных. А вот «зэка» застраховать не получится: слишком сложно для страховщиков, да ещё и рискованно – можно разориться на выплатах. Получается, что государство, наказывая гражданина лишением свободы, не несёт никакой ответственности за его жизнь и здоровье в местах лишения этой самой свободы. При этом, то же государство принуждает осуждённых к выполнению тяжёлой и опасной работы, отказываясь, по сути, признавать право этих людей на материальную компенсацию в виде страховых выплат в случае потери ими здоровья или жизни. Вы скажете: «дискриминация» и будете абсолютно правы. Что же делать? Безусловно, нужно эту самую дискриминацию устранять, причём – законодательно.

Действующим ныне Законом «О страховании», принятым 3 июня 1993 г., страховать осуждённых напрямую не запрещается. Согласно ст. 5 Закона объектом страхования признаются имущество, жизнь, риск и другие объекты,  с  которыми  связаны  страховые  интересы:   имущественные интересы    юридических   и   физических   лиц,   а   также   личные неимущественные интересы физических лиц. Однако отсутствие прямого запрета, как видим, не решает проблему фактической дискриминации в отношении осуждённых.

В конце ушедшего года Министерство финансов в лице начальника Главного управления страхового надзора Сергея Осенко анонсировало планируемое внесение изменений и дополнений в действующее законодательство о страховании. В числе ожидаемых изменений называется отмена введенного в 2014 году запрета на заключение государственными предприятиями договоров страхования жизни с частными страховыми организациями. Тем самым планируется ликвидировать государственную монополию на страхование жизни, предоставив такое право и организациям негосударственной формы собственности. Позволит ли указанное изменение застраховать жизнь осуждённого? Ответ пока не очевиден.       

Решение может лежать в плоскости закреплённого в обновлённом Законе «О страховании» обязательства со стороны государства о гарантированном  страховании жизни, здоровья и имущества граждан, осуждённых к любым формам ограничения либо лишения свободы. Данное обязательство должно распространяться и на лиц, осуждённых к так называемой «химии», а также на тех, кого по решению суда поместили в ЛТП. Это было бы справедливо и логично: коль скоро государство лишает человека права распоряжаться своей свободой, а по сути, и самой жизнью, следовательно, оно обязано гарантировать своему несвободному гражданину сохранность этой самой жизни и здоровья вплоть до момента, когда данное лицо вновь эту свободу обретёт.

Такое обязательство, помимо чисто юридического аспекта устранения дискриминации, повысило бы ответственность представителей администрации мест несвободы за сохранение жизни, здоровья и имущества осуждённых, за обеспечение мер безопасности при выполнении работ в «промзонах», за качество медицинского обслуживания и за многое другое, от чего зависит здоровье и жизнь «зэка». При этом размеры страховых выплат по таким обязательствам государства должны носить не символический характер, а соответствовать степени вреда, причинённого жизни, здоровью либо имуществу осуждённого.

Пока же ситуация остаётся прежней, а это означает, что не менее 35 тысяч человек в нашей стране находятся в положении людей второго сорта, так как пребывая в местах несвободы фактически лишены возможности воспользоваться услугами по страхованию.  

 Александр Купченя

 

 

Кампания «Вернуть человека»

 

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры