Раиса Михайловская Конституционному Суду: заложниками бездействия властей в делах по исчезновениям стали женщины и дети

Следственный Комитет Республики Беларусь сообщил, что приостанавливает предварительное расследование по фактам исчезновений Юрия Захаренко, Виктора Гончара и Анатолия Красовского. Расследование длилось более 19 лет.

Раиса Михайловская, руководитель Белорусского документационного центра, автор идеи и режиссер документального фильма «Банда», рассказывает о совсем другой стороне этой страшной истории.

- Сегодня я хочу говорить о семьях исчезнувших, об их родственниках, о том, как государство относится к ним. Поставив крест на политическом оппоненте, власть не замечает проблем их родственников. В данном случае выражение «нет человека – нет проблемы» не срабатывает. Они есть – эти люди, матери, жены и дети, конституционные права их нарушены, и у них есть проблемы, которые не может решить никто, кроме государства. В белорусском законодательстве нет понятия «насильственное исчезновение», и, как следствие, не проработаны процедуры эффективного расследования таких преступлений и наказания за их совершение, не предусмотрены оценки правовых последствий преступлений для жертвы и  его родственников, не разработаны процедуры установления правосубъектности жертв преступлений. Именно поэтому исчезнувшие более 19 лет граждане не имеют соответствующего правового статуса, а их родственники не могут в полной мере выстраивать свою жизнь, распоряжаться совместным имуществом, воспользоваться правом на социальную помощь со стороны государства.

Насильственные исчезновения – это одно из самых страшных преступлений. Очень сложное явление как с уголовной точки зрения, так и с моральной и психологической. Это длящееся преступление и продолжается оно до тех пор, пока не будет установлена судьба исчезнувшего человека, пока он не будет найден, мертвым или живым. С этой точки зрения непонятна позиция следствия – заинтересованы они в расследовании преступления или нет? Для чего приостановили расследование? Расписались в бессилии или по другим каким-то причинам?

К сожалению, во всем мире и в Европе, в частности, (Армении, Азербайджане, Грузии,странах западной части Балканского полуострова, на Кипре, России и Украине) в наше время случаи с исчезновениями не редкость. Расследуются такие преступления сложно. Однако существует мировая практика, и она продолжает постоянно развиваться, для решения проблемы пропавших без вести лиц и жертв насильственных исчезновений. Прежде всего, от государств требуются соответствующие усилия в части эффективного исполнения законодательных, криминалистических, административных и судебных мер. Где-то государства достигли успехов, в других странах торжествует безнаказанность. Основным препятствием, как правило, является отсутствие политической воли, отсутствие достоверной информации о местах захоронений из-за страха свидетелей давать показания. Именно это мы наблюдаем в Беларуси. 

С профессиональной точки зрения меня интересуют прежде всего нарушенные права жертвы и его семьи в случаях с насильственными исчезновениями. А их набирается много: право на жизнь, когда исчезнувший человек убит; право на признание его правосубъектности; право на свободу и безопасность личности; право не подвергаться пыткам и другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания и другие. Эти права подпадают под защиту Международного пакта о гражданских и политических правах. 

Для устранении данного пробела в национальном законодательстве я обращаюсь в Конституционный Суд Республики Беларусь и прошу принять решение, обязывающее Совет министров внести  в законодательный орган предложение о внесении изменений и дополнений в уголовное и гражданское законодательство с целью кодифицикации насильственного исчезновения как отдельного преступления.

 

Публикуем текст Обращения Р.Михайловской в Конституционный Суд Республики Беларусь полностью.

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры