Как понимается «пытка» в белорусском законодательстве

Эксперт Белорусского документационного центра Татьяна Агеева рассказывает о том, как определение "пытки" в белорусском законодательстве соотносится с международными стандартами.

Определение пыток дано в Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.

Понятие пытки включает любое действие, которое какому-либо лицу умышленно причиняет сильную боль или физическое либо нравственное страдание, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или при­ знания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо либо в совершении которого оно подозревается, а также запугать или при¬ нудить его либо третье лицо, или по другой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом либо иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству либо с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций либо вызываются ими случайно.

Несмотря на то что Конвенция 1984 г. вступила в силу для Республики Беларусь c 26 июня 1987 г., ее отдельные положения не были имплементированы на практике.

Статья 2 Конвенции предусматривает, что запрещение пыток носит абсолютный характер и не допускает отступлений. Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, не могут использоваться государством-участником для оправдания актов пыток на любой территории под его юрисдикцией. К числу таких обстоятельств относятся состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение.

Все 163 государства-участников этого международного договора, в том числе и Беларусь, обязались тщательно расследовать подобные преступления, осуществляя судебное преследование, привлекая виновных к ответственности и обеспечивая возмещение ущерба жертвам пыток и членам их семей.

В 2008 году Комитет против пыток опубликовал Замечание общего порядка к статье 2 Конвенции, в котором потребовал от государств-участников принимать меры, укрепляющие запрещение пыток посредством законодательных, административных, судебных и иных актов, которые в конечном итоге должны привести к окончательному их искоренению.

К сожалению, спустя 31 год после вступления Конвенции в силу, проблема пыток не искоренена. Правозащитники все еще получают свидетельства применения пыток и других видов жесткого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения во многих государствах.

В 2015 году впервые в истории белорусского уголовного законодательства статья 128 УК РБ  дополнена примечанием, в котором дается определение понятию «пытка» в соответствии с пониманием Конвенции.

Так, под пыткой понимается «любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняются сильная боль, физическое или психическое страдание в целях понуждения данного лица либо третьего лица к действиям, противоречащим их воле, в том числе, чтобы получить от них сведения или признания».

Пыткой считается применение всех этих действий также «в целях наказания либо в иных целях, либо по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом, выступающим в официальном качестве, с использованием своих служебных полномочий или по его подстрекательству, или с его ведома, или молчаливого согласия». В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают вследствие применения законных санкций и которые неотделимы от этих санкций.

Предлагаемое определение пытки практически полностью совпадает с ее определением в ст. 1 Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

В настоящее время в УК существует две статьи, упоминающие пытки. Статья 128 УК «Преступления против безопасности человечества»[1] и часть 3 статьи 394 УК «Принуждение к даче показаний»[2].

Государство в своем докладе Комитету против пыток на 63 сессии Комитета  27-30 апреля  2018 года в п.104 утверждает,  что УК применяется независимо от уголовного права места совершения деяния в отношении преступления, предусмотренного статьей 128, тем самым акты пытки квалифицируются как преступления, подпадающие под универсальную юрисдикцию.     Однако отдельной статьи за совершение пыток все еще нет, а указанные выше статьи не охватывают всего спектра актов пыток и целей их применения, что не позволяет говорить о том, что данными статьями установлена ответственность за все акты пыток, как того требует ст. 4 Конвенции. Государство-участник не изменило своё национальное законодательство, с тем,  чтобы в отношении всех актов пыток не применялись сроки давности.

В Заключительных рекомендациях Комитет против пыток ООН в п.  13. указал, что Комитет по-прежнему глубоко обеспокоен сообщениями о том, что практика пыток и жестокого обращения является широко распространенным явлением и что, как свидетельствует информация, представленная государством-участником, власти государства-участника в настоящее время не проводят оперативное, беспристрастное и всестороннее расследование таких утверждений и не привлекают предполагаемых виновных к ответственности. Например, из 614 жалоб на пытки или жестокое обращение, полученных Следственным комитетом государства-участника и другими соответствующими официальными органами в период с 2012 по 2015 годы, лишь 10 стали предметом уголовных расследований в соответствии с пунктом 3 статьи 426 Уголовного кодекса, по результатам которых по состоянию на 2018 год не было вынесено ни одного обвинительного приговора. [3]

Советник Генерального прокурора Александр Драница в своем выступлении в ходе прохождения Беларусью процедуры Универсального периодического обзора в мае 2015 года сообщил, что «прокуратурой обеспечено оперативное рассмотрение всех жалоб лиц, лишенных свободы, на негуманное обращение, в том числе пытки. Статистика относительно заявлений и жалоб, представленная в Национальном докладе, показывает следующее: в 2014 году Департаментом исполнения наказаний МВД Республики Беларусь зарегистрировано и рассмотрено 96 обращений граждан на неправомерные действия сотрудников органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, лечебно-трудовых профилакториев МВД. Органами прокуратуры в 2011–2014 годах рассмотрено 158 жалоб на меры воздействия в отношении осужденных, а также лиц, содержащихся под стражей. Жалобы не удовлетворены»[4]. Но, как известно, рассмотрение жалоб без проведения тщательных, объективных, полных и всесторонних проверок не может соответствовать требованиям Конвенции.

Кроме того, по результатам УПО в 2015 году Беларусь вновь не поддержала рекомендации о признании компетенции Комитета против пыток рассматривать заявления в соответствии с 21 и 22 статьями Конвенции, которые позволяют обращаться в Комитет против пыток как другим государствам в случае неисполнения обязательств по Конвенции, так и непосредственно жертвам пыток.

В Докладе неправительственных организаций по соблюдению Республикой Беларусь Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания на 63 сессия Комитета против пыток ООН в 2018 году указана рекомендация ввести в УК самостоятельную статью, предусматривающую уголовную ответственность за все акты пыток в понимании ст.ст. 1 и 4 Конвенции и установить универсальную юрисдикцию в отношении этих преступлений.  

До настоящего времени эта рекомендация не выполнена.   

 


[1] Статья 128 УК ”Депортация, незаконное содержание в заключении, обращение в рабство, массовое или систематическое осуществление казней без суда, похищение людей, за которым следует их исчезновение, пытки или акты жестокости, совершаемые в связи с расовой, национальной, этнической принадлежностью, политическими убеждениями и вероисповеданием гражданского населения”.

[2] Часть 3 статьи 394 УК ”Принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угрозы, шантажа или совершения иных незаконных действий лицом, производящим дознание, предварительное следствие или осуществляющим правосудие, соединенное с применением пытки».

 Татьяна Агеева

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры