Манипуляции при «идентификации местности» по версии отрицателей Куропат («За Зеленым Лугом»)

Автор: Дмитрий Дрозд  

Продолжение. Начало: "Отрицатели Куропат — между «уродливым мифом», «пиком идиотизма» и «распятыми мальчиками»"

 Главка «Идентификации местности» из и без того наполненной фэйками и манипуляциями книги отрицателя Куропат подполковника внутренних войск МВД А. С. Плавинского «Куропаты — у истоков исторической сенсации» — пожалуй, моя любимая. Её можно перечитывать бесконечное число раз — благо, она уместилась всего на страницу («Куропаты у истоков…», стр. 72). Как удобно перед началом игры самому придумать выгодные для себя правила! А автор словно играет с читателями «в дурака», при этом сам выбирает не только масть козырей, но, если ему нужно, то у него «шестёрка» бьёт туза, а потом по обстоятельствам правила опять меняются. Вот эта главка почти целиком:

«Топоним Куропаты в широкий обиход был впервые введён Позняком во время раскопок в 1988 году. В годы войны жители Минска это место называли в привязке к наиболее известным на то время ориентирам: «в хмызняке за Зелёным Лугом», «в районе совхоза «Зелёный Луг», «возле Логойской дороги», «возле Заславской дороги», «за Комаровкой», «за Выставкой», «за городом». Местные же жители иногда использовали название Сергеева гора...

Иногда в документах употребляли и краткое описание территории Куропат: «там, где тренировали войска», «удобно выбранная (для расстрела) местность». Визитной карточкой для идентификации расстрелов в Куропатах может служить упоминание о вырытых для захоронения ямах, вместо огромных котлованов и рвов, используемых обычно карателями в подобных случаях. Ведь именно отсутствие подобных котлованов послужило когда-то одним из аргументов, что это расстреливали не оккупанты».

Автор беззастенчиво выдаёт нужные ему ориентиры за некую аксиому, догму, которую читатель просто должен принять на веру. Наверно, есть какие-то стопроцентные свидетельства (упаси боже, не из вдохновенных фантазий «партизана Познякова»), где названные ориентиры привязаны именно к Куропатам? Нет! Оказывается, что можно вот так вот беззастенчиво выдавать за ориентиры любые нужные отрицателям места расстрелов. И ерунда, что чаще нацисты старались использовать для массовых расстрелов и захоронений уже готовые канавы, траншеи, котлованы, расстреливали из пулемётов… В Куропатах они решили изменить почерк, чтоб через полвека «свядомые» могли записать их преступления на счёт чекистов. 

Впрочем, даже если б расстрелы проходили где-то в районе Берлина, Плавинский смог бы ввести их, как неопровержимое доказательство, в свой текст. Вроде как «в кустах на Вильгельмштрассе» (о, сколько здесь проходило парадов = «там, где тренировали войска»). А потом любые упоминания расстрелов в этих кустах притянуть к Куропатам.

Это кажется смешным, но разве не смешён такой предложенный автором ориентир как «за городом»? Под такой точный ориентир можно притянуть при таланте Плавинского даже кусты на Вильгельмштрассе. И разве не подойдет сюда «удобно выбранная (для расстрела) местность»? А, собственно, какая местность удобна для расстрелов? Людей расстреливали и в тюрьмах, и в лесу, и в поле, и на площади — было бы желание…

Рецепт от Плавинского, действительно, прост: берём любое свидетельство о зверствах фашистов, желательно на севере Минска (на самом деле, необязательно, ведь под ориентир «за городом» подойдут и Тростенец, и Дрозды, и Тучинка) и вписываем в книгу с большим числом восклицательных знаков. Разберём по пунктам его «идентификацию местности».

До, около и за Зелёным Лугом

  В прошлый раз я писал о фантастическом свидетеле Познякове-Позднякове, чьими устами была впервые озвучена версия про еврейских переводчиков и невозможная в немецком языке операция «курпатен юден». Но есть среди «свидетелей Плавинского» и помимо кубанского полицая люди с чудесными способностями обретения памяти. Например, свидетель Вера Романовна Филончик показала членам «общественной комиссии» (организованная группировка отрицателей Куропат): «Видела, как от Болотной станции по протоптанной ногами обреченных дороге из гетто гонят группы евреев по сто и более человек за деревню Зелёный Луг. Там их расстреливали. С началом весны 1944 года и до прихода наших немцы много дней что-то жгли за Зелёным Лугом. Филончик запомнила очень зловонный, липкий, жирный дым этих костров…» («Куропаты… », с. 148). Автор даже добавляет, что вспоминая об этом «свидетель поеживалась, так как по её телу пробегал озноб ужаса» (там же, с. 148-149). 

Это могло бы быть свидетельством, если бы за деревней Зелёный Луг не было известных нам мест нацистских расстрелов. Именно отсюда выковырял Плавинский один из нужных ему ориентиров.

Правда, и этому свидетельству нет доверия (но вера отрицателей Куропат творит и не такие чудеса)… Дело в том, что Вера Романовна давала свои показания на следствии и суде… ещё в 1944-46 годах по свежим следам и горячей памяти о событиях! И что ж она сказала?

«Я знаю, что в сентябре месяце 1943 года был подорвана столовая СД. После этого немцы погубили много мирных людей. 2-Арктическая, Арктическая и Беломорская улицы были окружены немцами в 2 часа ночи. Немцы собирали всех живших здесь между Логойском трактом и 2-й Арктической улицей около моего дома. Я сама под пол спряталась, а моего мужа и 60-летнюю мать немцы пришли и взяли. Я слышала, как они забирали их и говорили – на проверку документов. Они собрали людей, поставили в колонны и проверяли документы. Потом машины пришли, немцы перестали документы проверять и стали всех людей в машины сажать. Детей, стариков брали. Одна старуха была больная, они ее на носилках принесли туда… Немцы писали в афишах в тот же день, что 300 жителей города Минска – заложников – расстреляны за взрыв столовой СД… Были женщины, старики, дети, были знакомые, и никто из них не вернулся». («Судебный процесс по делу о злодеяниях, совершённых немецко-фашистскими захватчиками в Белорусской ССР (16-29 января 1946 года)». Государственное издательство БССР, г. Минск, 1947. С. 246–247).

Как мы видим, здесь нет ничего ни про ориентир «за деревню Зелёный Луг», ни про так впечатлившее её сжигание трупов. В «воспоминании» для отрицателей Куропат евреи из гетто идут пешком по дороге. В воспоминании для суда – женщин, детей, стариков не из гетто грузят в машины. Более чем через 40 лет, у женщины 1913 года рождения (т.е. ей было чуть менее 80 лет) обострилась память, возродившая из небытия нужные адептам немецкой версии подробности, отсутствующие в данных под присягой об ответственности за ложные показания в суде.

Но самое забавное, что сам Плавинский пишет про показания Филончик: «Немцы и полицаи сгоняли всех жителей к её дому, а затем погнали по Логойскому тракту в Копище Второе, где и расстреляли» («Куропаты у истоков…», стр. 148). Т.е. сам признаёт, что он в своей нелепой попытке «натягивает сову на глобус».

«Копішча – вёска Бараўлянскага сельсавета… Каля вёскі брацкая магіла, дзе пахавана больш за 30 тыс. ваеннапалонных, партызан, падпольшчыкаў, мірных жыхароў, у 1975 г. на магіле ўстаноўлена пліта» (“Памяць. гісторыка-дакументальная хроніка Мінскага раёна”. с. 594). Или еще вариант: “в. Баравая, Бараўлянскі сельсавет. 1807. Брацкая магіла савецкіх ваеннапалонных, партызан, падпольшчыкаў і мірных жыхароў (гіст). За 0,8 км на захад ад вёскі, у полі. Пахавана больш за 30 тыс. ваеннапалонных, партызан, падпольшчыкаў і мірных жыхароў Мінска і навакольных вёсак, якіх нямецка-фашысцкія захопнікі расстралялі ў 1941-1943 гг. У 1975 г. на магіле ўстаноўлена пліта." “Збор помнікаў гісторыі і культуры. Мінская вобласць. Кніга 2” (Книга издана в 1987, когда про Куропаты ещё ничего не было известно).

Ловким движением руки Копище превращается в Куропаты. Благо, что между этими двумя местами расстрелов — расстрела нацистами и расстрела коммунистами — всего около трёх километров! Вышел такой потрясающе удобный для отрицателей ориентир, как за Зелёным Лугом или около («в хмызняке за Зелёным Лугом», «в районе совхоза «Зелёный Луг» и т.п.). Его автор перемещает, куда ему нужно (неважно, что если идти или ехать по Логойскому тракту, то деревня Боровая, около которой проходили расстрелы, находится как раз за деревней Зелёный Луг). И о чудо! Это известное место нацистских расстрелов, деревня Боровая как раз находится… и «возле Логойской дороги» и «возле Заславской дороги» одновременно, так как находится как раз на перекрёстке двух этих дорог! Подобную махинацию Плавинский проделывает со всеми известными местами массовых расстрелов нацистов, будь они вдоль Логойского тракта или далее. 

По карте видно, что ни "перед", ни "за", ни "около" Зелёного луга, ни «возле Логойской дороги», ни «возле Заславской дороги»  не могут быть однозначными ориентирами Куропат

Впрочем, Плавинский не одинок в подобной махинации – точно также поступал и его предшественник, ещё один отрицатель А. Смолянко автор книги «Куропаты: гибель фальшивки», фрагменты из которой Плавинский не раз приводит как доказательство. Но прочтём внимательно эти «доказательства»:

«Но еще о нескольких свидетельских показаниях все-таки хочу рассказать особо. Эти показания прямо свидетельствуют о том, что в Куропатах — жертвы фашистов. Об этом говорила и партизанка Т. А. Устиловская. Она неоднократно ходила (путь ее проходил недалеко от урочища — А. С.) из Минска в Логойск и обратно, скрывалась одно время в гетто. Она подтвердила факт массовых расстрелов в 1941—1942 годах фашистами и их прислужниками людей на северо-восточной окраине Минска, в районе Боровой. Там нашли покой, отмечала Татьяна Андреевна, многие узники из гетто и лагеря, что был на улице Широкой (недалеко от Куропат — А. С.)» (Куропаты у истоков… С. 106) .

Извините! Но ведь здесь свидетельница говорит русским языком о расстрелах возле деревни Боровой! Место известно, стоит памятник жертвам нацизма. Но авторы притягивают десятки подобных свидетельств, наращивая свой сенсационный, губительный обвинительный приговор: фальшивка! 

Или вот еще цитата из книги Смолянко: «Больше того, тот же Минкович И. И., несший охрану минского гетто до начала 1942 года, «на окраине Минска по направлению к Зеленому Лугу расстрелял еврейку по имени Дора». Разве из этого не ясно, что упомянутый полицай конвоировал евреев из гетто к Зеленому Лугу и по дороге застрелил женщину» (Куропаты у истоков… С. 107).

И что это доказывает? Только то, что дословно сказал полицай: «на окраине Минска по направлению к Зеленому Лугу расстрелял еврейку по имени Дора». Всё остальное вместе с возгласом «разве из этого не ясно» — это домыслы или, если корректнее, предположения отрицателей. Так как сам свидетель ничего не сказал о каком-то конвоировании, тем более, в Куропатский лес. Да ведь никто и не спорит, что по этой дороге из гетто, лагерей и прямо из своих домов людей увозили «по направлению к Зеленому Лугу» (т.е. до этого населенного пункта) и даже «За Зеленый луг». Но только само это направление не говорит о Куропатах. Неоднократно упомянутое уже известное место расстрелов между деревнями Боровая и Копище-2 находится именно на этом направлении в трёх километрах от Куропатского леса.

Отрицателей не смущает, если реальные свидетели и документы называют конкретные места. Например, в приговоре генерал-майор полиции и бригаденфюрер СС Герф Эбергард, который состоял в должности начальника полиции порядка Беларуси, возглавлял немецкие карательные органы, указано: «В 1942–1943 годах в концентрационных лагерях города Минска и поселка Дрозды по распоряжению Герфа полицией было расстреляно несколько тысяч мирных советских граждан... В том же месяце в городе Минске, после взрыва в столовой СД, по приказанию Герфа было арестовано 600 советских граждан, которые были вывезены в лагерь Дрозды, где и расстреляны» (Судебный процесс… стр. 463)». Т.е. по свидетельству немца, гражданские после описанных Филончик событий были расстреляны в Дроздах. И так происходит постоянно. 

Нельзя, забегая вперёд, не отметить и тот факт, который совершенно опускают поклонники немецкой версии: немцы арестовывали всех подряд: стариков, женщин, детей. Это, как и при уничтожении минского гетто, дало бы совершенно иной состав останков при эксгумации. Для опровержения немецкой версии вполне достаточно очевидного факта, что в Куропатах не обнаружено ни одного детского тела! И это, действительно, аксиома. Так же, как и невозможность назвать эти захоронения - расстрелами каких бы то ни было военных или военнопленных. 

Понимая всю слабость своих аргументов про расстрелы в Куропатах жертв Холокоста из минского гетто или других гражданских, коммунисты придумали фантастическую историю про неких «гамбургских евреев-переводчиков», призванных в вермахт. Опять же, это могли быть только такие «специфические» евреи, как мифические переводчики из сверхсекретного подразделения вермахта. Ведь они не попали ни в какие списки и отчеты, а, как известно в плане порядка и учёта немцы дадут фору любому народу. Это удивительно, так как нам сейчас доступны списки реальных еврейских семей, привезённых из Гамбурга, Вены, Праги в Минск для уничтожения в Тростенце. И это целые семьи, где не меньше, а то и более 50% — это женщины и дети.

При этом сами коммунисты приводят соотношение мужчин и женщин, как свой аргумент. Но будь в Куропатах захоронены жертвы Холокоста, то там было бы гораздо больше женщин (в выбранном случайным образом списке выше из 25 человек –  17 женщин) и стариков (там же все мужчины родились еще в XIX веке, младшим около 40, а старшим около 70 лет) и, конечно, были бы дети (первая в списке девочка 1931 года рождения). Но об этом в следующих главах. 

Как мы убедились, отнести такой ориентир как «за Зелёным Лугом» и ему подобные к Куропатам при наличии в трёх километрах от них на маршруте Логойский тракт – Заславская дорога известного места массовых нацистских расстрелов Копище-2, можно только при очень сильном желании. Максимум, на что можно согласиться (конечно, если в свидетельстве отсутствуют явные факты о присутствии среди расстреливаемых: детей, целых семей из гетто или военных – так как это полностью не соответствует объективным данным эксгумаций и расследований) – это одна из версий. Но такой специфический контингент расстреливаемых есть только в фантастической истории «партизана Познякова-Позднякова» про «гамбургских переводчиков» (плюс неизвестных даже ему гамбургских переводчиц, так как при эксгумации в Куропатах обнаружены женские тела и вещи).

Продолжение следует.

Начало: "Отрицатели Куропат — между «уродливым мифом», «пиком идиотизма» и «распятыми мальчиками»"

  Автор: Дмитрий Дрозд  

 

Статьи по теме

  • 06.09.2018

    Вышла новая книга: «МЕСТО РАССТРЕЛА: ОРША»

    «Белорусский документационный центр» выпустил свою очередную книгу.   «МЕСТО РАССТРЕЛА: ОРША» – электронная книга – справочник, содержащий короткие... Читать далее

  • 18.11.2018

    Крах и позор: Беларусь среди худших стран по доступу к архивам

    Проблема доступа к архивам для многих является узкой темой, более относящейся к архивоведению, а, стало быть, это, скорее, проблема исторической... Читать далее

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры