Большевистские репрессии против еврейских партий и организаций в Западной Беларуси в 1939-41 годах

Автор: Дмитрий Дрозд

Совсем недавно Белорусским документационным центром была опубликована статья «Установлена личность и найдены фото расстрелянного в Куропатах Мордыхая Шулькеса?», к нашей гордости в некоторых белорусских СМИ эта находка охарактеризована как сенсационная. Развивая тему репрессий против еврейских партий и организаций в Западной Беларуси в период 1939-1941, предлагаем нашим читателям следующую главу этого расследования. Некоторые документы (плюс электронные копии) опубликованы впервые.

 Межвоенная Польша была государством, где национальные меньшинства (белорусы, украинцы и евреи) подвергались различным видам дискриминации, конечной целью которой была полная полонизация и ассимиляция. В польских переписях не только белорусские крестьяне римско-католического вероисповедания, но даже православные были записаны в «поляки». Но особенно удивительно, что среди «поляков» мы находим даже людей иудейского исповедания. Эту несправедливость активно использовали в своих пропагандистских целях осенью 1939 года пришедшие с востока «освободители». Однако последние были по-настоящему шокированы не только гораздо более высоким уровнем жизни и товарным изобилием и ценами в Польше, но и царившим здесь политическим разнообразием.

Действительно, жизнь в СССР образца 1939 года больше напоминала выжженное поле, где не было места ни свободному творческому, ни общественному, ни национальному, ни тем более, партийному проявлению народа, если это не было инициировано или утверждено партией большевиков. Всё, что ещё в 1920-х годах расцветало в БССР разнообразными красками, было совершенно уничтожено. Причём уничтожено буквально.

В Ночь расстрелянных поэтов с 29 на 30 октября 1937 года в ямы в Куропатах легли как белорусские, так и еврейские поэты Беларуси. Однако и в 1939 годах, когда массовый террор был остановлен, оставшиеся национальные деятели находились под нависшим мечом репрессий – против них были заведены агентурные дела, выбиты под пытками показания и нужен был только приказ из Москвы. Однако Сталин решил заменить «ордера на ордена», и вся мощь репрессий НКВД обрушилась уже на освобожденные от поляков, но оккупированные большевиками белорусские и украинские территории.

Перед началом «освободительного похода» осенью 1939 года вышла директива наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии «О задачах оперативных групп НКВД при вступлении советских войск на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии» от 15.09.1939. Она среди прочего предписывала:

«5. В целях предотвращения заговорщической предательской работы — арестуйте и объявите заложниками крупнейших представителей из помещиков, князей, дворян и капиталистов. 6. Арестуйте наиболее реакционных представителей правительственных администраций (руководителей местных полиций, жандармерии, пограничной охраны и филиалов 2-го отдела Генштаба), воевод и их ближайших помощников, руководителей к/р партий… » (читать директиву полностью).

Как видим, был запланирован и арест руководителей контрреволюционных партий. Однако в подробном списке кроме белогвардейских организаций среди названных «националистическими», значились только белорусские и украинские. Для этой цели шла большая подготовительная работа ещё до нападения, собирались списки, открыто опубликованные в польских газетах, а после шёл захват всех архивов бывшей Речи Посполитой Польской.

Однако после того, как чекисты сориентировались на местности, список «врагов» был значительно уточнён и расширен. Так, например, в опубликованном в моей книге «Осведомительной сетью выявлены» документе среди специальных сообщений Особого отдела  2 легкотанковой бригады, участвовавшей в боях под Гродно и занимавшей Соколку, Радунь, а после занявшей Вильноначальнику ОО НКВД в/с 5194 БОВО ст. лейтенанту госбезопасности тов. Морозову от 5 октября 1939 года докладывалось:

«…За время нахождения на территории Польши — западной Белоруссии, т.е. с 17 сентября, нами путем агентурной работы по окружению — среди гражданского населения в частности м. Соколки и м. Радунь выявлено ряд контрреволюционных организаций, как-то:

Партия «ОЗН» — Лагерь Народного Объединения — государственная фашистская партия. Организатор ее полковник Адам КАЦ, вождь партии — генерал СЫВОРЧИНСКИЙ.

«Млада-польска» («Молодая Польша»), молодежная организация «ОЗН» работала под ее руководством.

«ЗПЗЗ» — соединение польских профсоюзов — рабочая организация «ОЗН», объединяла ремесленников и реакционно-настроенных рабочих.

«Походная» — культурная фашистская организация рабочих, существовала при ОЗН

«Стрелец» — вооруженная молодежная фашистская организация пилсудчиков.

«Народовцы» — крайняя клерикально-фашистская организация, была в оппозиции с правительством. Объединяла польских помещиков, крупных торговцев, кулаков, ксендзов и др.

«ЗМК» — союз католической молодежи

«ЗЗП» — правая рабочая профсоюзная организация.

«Сионисты-ревизионисты» — еврейская фашистская организация сионистов, работали в контакте с фашистскими пильсудчиками.

«Бейтор» — молодежная организация сионистов.

«Сионисты» — демократическая организация объединяет мелко-буржуазный элемент интеллигенции.

«Поалей-Цион» — рабочая социал-демокр. партия сионистов.

«Ашомер-Ациер» (молодой скаут) — левая социал-демократическая организация сионистической молодежи.

«Бунд» — еврейская соц.-дем. партия, была в контакте с ППС.

«Цукунфт» — молодежная организация «Бунда».

«ПОВ» — повстанческая организация войскова.

 В разрезе выявления вражеской деятельности перечисленных контрреволюционных организаций и влияния их на Красную армию мною проинструктированы оперуполномоченные и заостряется внимание агентуры, оказывают ли они к/р влияние на личный состав расположенных в данном районе частей».

Как видим, в списке появились и еврейские партии и организации: «Сионисты-ревизионисты», «Бейтор», «Сионисты», «Поалей-Цион», «Ашомер-Ациер», «Бунд», «Цукунфт».

Позже, в приказе № 001353 замнаркома НКВД СССР В. Н. Меркулова от 5.11.1939 дополнительно предписывалось: «В целях быстрейшего очищения территории Западной Украины и Западной Белоруссии от враждебных элементов приказываю: Выявить проходящих по действующим и архивным агентурным и следственным материалам участников троцкистских, белоэмигрантских, националистических, террористических и других к.-р. организаций, проживающих на территории Западной Украины и Западной Белоруссии. 2. По этим же материалам выявить секретных агентов иностранных разведок, провокаторов, резидентов, содержателей разведывательных и Контрразведывательных органов жандармериии полиции» (большинство приведённых в статье материалов из НАРБ, они частично опубликованы в сборнике «НКВД в Западной Беларуси…»). Списки на установленных лиц приказывалось выслать наркомам НКВД БССР Цанаве и УССР Серову. Далее судьба этих людей сложилась по-разному. Кого-то арестовали и освободили, кого-то завербовали, кто-то был решением несудебного органа — Особого совещания — приговорен к огромным срокам в сибирских лагерях, а кто-то — расстрелян. 

В рамках этой статьи перед нами не стоит задача охарактеризовать всё многообразие существующих в межвоенной Польше еврейских партий и движений. Тем более, что их разнообразие было максимально широко и занимало весь политический спектр от левых до правых взглядов. Однако для пришедших в Западную Беларусь большевиков всё это разнообразие было совершенно одинаково враждебным. Как мы видим из характеристики выше, к контрреволюционным партиям были отнесены не только партии и движения, в традиционной чекистской терминологии названные «фашистскими», но даже социалистические и левые партии.

Например, часть членов партии «Поалей-Цион» стояла практически на позициях запрещенной в Польше коммунистической партии. Однако во время «Большого террора» одной из категорий жертв, которые были вырезаны почти под корень, это были находящиеся в СССР члены польской коммунистической партии. В том числе и её частей изначально полностью созданных и спонсированных большевиками – Коммунистических партий Западной Белоруссии и Западной Украины. В те годы даже ходил грустный анекдот: «Где самое безопасное место для члена КПЗБ? – В польской тюрьме!». Эти коммунистические партии были интернациональными, и среди их членов и руководства было немало людей еврейской национальности, для кого репрессии начались еще до 1939 года.

С приходом советской власти на земли Западной Беларуси началась охота за руководителями и активными членами, так называемых, контрреволюционных антисоветских партий, движений и организаций. Как мы знаем, среди них было много и еврейских. До нас дошло не так много документов, но сегодня общая картина этой охоты, одной из жертв которой стал обнаруженный в Куропатах Мордехай Шулькес, понятна. До нас дошли как докладные записки, циркулировавшие на самом высшем уровне от руководства НКВД и коммунистической партии БССР и СССР, так и отдельных воинских частей.

Например, в оперативной сводке № 42 НКВД БССР за 7 октября 1939 года на имя секретаря ЦК КП(б)Б Пономаренко указывается, что всего на этот день арестовано 2708 человек, из которых 128 это руководство и активные члены к/р партий. Наряду с этим в записке идет отдельный абзац о сионистских партиях: «Ревизионистская сионистская партия (фашистского направления) «Поалей-Цион», руководителем организации является учитель Бурштейн, член еврейской общины «Шоймер-Гоцоир». «Шоймер-Гадаты» — организация религиозного направления. «Вайтер» — сионистско-фашистская организация, «Найор-Гационе» — также сионистская молодежная организация, «Голуц-Бон-Млохум» — наиболее левая сионистская организация. «Гросс-Манио», «Гордонио», «Горцилио», «Фрай-Гойт» — все четыре — молодежные сионистские организации».

Далее в этом отчете идут подробные списки установленных по городу Белостоку членов еврейских партий и организаций: "…2. Бундовцы. Организация насчитывала 178 членов. Руководителями ее являлись: 1) Левинский Изах, управляющий Белостокской библиотекой «Шолом-Алейхем»; 2) Ранценбаум Бениамин, житель г. Белостока, педагог, один из лидеров «Бунда»; 3) Гольдман Шеел (или Шоель), житель г. Белостока, член ЦК «Бунд» и председатель Белостокского комитета [в сводке №44 указывается о его аресте]; 4) Флоумбаум Вениамин, житель г. Белостока, педагог, член комитета Бунда и другие. Все установленные будут подвергнуты аресту… 4. «Сионисты». В организации состояло 129 человек. Руководителями ее являлись: 1) Климантиловский Гирш, житель г. Белостока, руководитель партийного городского комитета, адвокат; 2) Нахимовский Рувим, житель г. Белостока, член комитета, адвокат; 3) Гальперин Борух, житель г. Белостока, раввин, член комитета; 4) Лукачевский Гирш, доктор, член комитета; 5) Шмидт Бера, житель г. Белостока, фабрикант, член комитета; 6) Фарбштейн Буня, купец, член комитета; 7) Лифшиц Якуб, купец, член комитета и др. … 8. «БУНД-ЦУКУНФТ». Молодежная организация. Организация насчитывала 156 человек. Руководителями организации являлись: 1) Яворская Гута, председатель комитета, враждебно относилась к коммунистическому движению; 2) Голдман Янкель, секретарь комитета и др. (в сводке №48 назван Лев Хирш) Основной задачей организации являлась борьба с коммунистическим движением среди молодежи в Польше» … Среди руководства организаций, которое устанавливалось и подготавливалось к аресту, была и «Паолей Цион».

 

Одновременно с этим шёл поиск «шпионов» — настоящих и мнимых сотрудников и агентов 2 отдела польского главного штаба, среди которых были и евреи. Например, работавший комендантом полиции в местечке Микашевичи Лунинецкого уезда Иван Тарушко среди агентов назвал торговца-лесопромышленника Гилеля Гитштейна. Решение было предсказуемо: «Названные Тарушко агенты польской разведки устанавливаются и будут подвергнуты аресту».

В следующей оперативной сводке, № 43 от 9 октября 1939 года сообщается, что арестован Зильберштейн Ейна Лейкович — купец, член сионистской организации. На допросе он показал, что «в сионистскую организацию он был вовлечен в 1934 году, в 1935 г. был избран председателем сионистской организации в м. Соколы Ломженского уезда и с тех пор до 1939 г. являлся руководителем этой организации. В своих показаниях Зильберштейн назвал членов комитета и актив организации в количестве 16 человек, которые в большинстве своем являются купцами м. Соколы…»

В оперативной сводке № 44 от 12 октября 1939 года подробно рассказано о членах «мелкобуржуазной еврейской организации «Поалей-Цион» — «Левица», которая ставила своей задачей борьбу с коммунистическом движением и выделения еврейской нации в самостоятельную буржуазную республику в Палестине» г. Ломжа. В ее комитет входило 7 человек (среди них названы Моисей Яхсон, Ицек Голомбер, Иосиф Флатоу и Зелик Кольняк), а всего организация насчитывала 75 человек. Комитет заявил о своей готовности самораспуститься и признать линию коммунистической партии. Были взяты в агентурную разработку руководители молодежной Ломженской организации «Поалей-Цион» названы Израиль Заблудовский и Арон Целковский.

В оперативной сводке № 45 от 13 октября 1939 года указано, что в Пинске был арестован Я. И. Дубин — член организации «Брид-гахоял», которая по его показаниям существовала с 1933 года и «ставила своей задачей создание фашистского государства в Палестине и борьбу с коммунистами». Дубин был завербован и отпущен с заданием вскрыть контрреволюционную деятельность организации. Также в Пинске был арестован троцкист Давид Шлюзберг.

Среди арестованных был Иосиф Самойлович Чернихов, 1882 года рождения, уроженец горда Слонима — «член партии «СС» (сионисты, территориалисты [последние, в отличие от сионистов, предпринимали попытки создания еврейского государства в Австралии, Канаде, Кении и Ливии, — Д.Д.]) еврейской демократической партии «Фолкс партей», член лиги еврейской территориалистической колонизации, бывший председатель еврейской организации «ИКУФ», председатель совета еврейской общины города Вильно, перед арестом проживал в гор. Вильно и работал председателем союза адвокатов. Следствием установлено, что Чернихов И. С. — убежденный еврейский националист. Начиная с 1930 г. Чернихов вёл активную борьбу против большевистской партии по национальному вопросу… Последнее время и по день ареста являлся председателем совета еврейской общины гор. Вильно, которая объединяла все к/р националистические еврейские партии… На следствии Чернихов назвал главарей – руководителей к/р организаций гор. Вильно – «Бунд», «Сионистов», «Поалей-Цион» и др., которые устанавливаются и будут подвергнуты аресту.

Если Чернихов занимал хоть какою-то должность в еврейском движении, то среди арестованных были и просто активисты и члены городских комитетов без высоких постов. Например, Иосиф Семёнович Аранович, 1887 года рождения, уроженец Вильни, был простым членом Бунда и работал учителем. Среди его «грехов» значилось: «неоднократно являлся участником бундовских съездов, происходивших в г. Варшаве, Лодзи и за границей – в Швейцарии, где выступал против линии Коминтерна в защиту тактики 2-го Интернационала и на протяжении долгих лет являлся членом Виленского комитета «Бунда»… В состав ЦК входили: 1) Новодвогрудский Эмануил (секретарь ЦК). 2) Портной Ноах (председатель). Члены исполнительного бюро: 3) Эрлих Генрих, 4) Алтер Виктор, 5) Васер Хаим». Назвал Аранович и членов Виленского комитета «Бунд», среди которых Янкель Железняков и 67-летняя Анна Викторовна Розенталь, уроженка Волковыска, учительница. Несмотря на пожилой возраст, женщина была арестована и допрошена. По материалам НКВД БССР она проходила как "агент польской политической полиции".

За свою деятельность в Западной Беларуси 88 сотрудников НКВД БССР были представлены к наградам. В наградных документов подробно описываются «подвиги» чекистов. Например, начальник Брест-Литовского уездного отдела НКВД, капитан госбезопасности Александр Придорогин среди прочего арестовал руководителя «Бунда» Шнайдера. Начальник следственной части УНКВД по Новогрудской области лейтенант ГБ Константин Квиткевич – руководителя сионистов Эфрона.

К 15 октября общее количество арестованных возросло до 3535 человек, среди которых около 10%, а именно 348 человек составляли руководители и активные члены к/р партий. Через неделю, 22 октября, общее число арестованных достигло 4315 человек, из которых руководители и активисты парий и организаций составляли 640 человек. Очень важна телеграмма от наркома внутренних дел БССР Лаврентия Цанавы, направленная Берии 27 ноября 1939 года. В ней не только указывается общее число арестованных на этот день: 5845 человек [на самом деле, при суммировании всех указанных в документе категорий выходит 6738, — Д. Д.] с подробной расшифровкой по категориям: шпионов и подозреваемых в шпионаже — 1139, агентов полиции — 1009, провокаторов — 177… антисоветских элементов — 900… членов и руководителей к/р организаций, фашистских и др. политических к/р партий — 1351, помещиков, купцов и фабрикантов — 158 и другие. Среди всех этих категорий могли быть лица еврейской национальности.

Но кроме этой важной статистики в этой телеграмме в общих чертах прорисовывается и будущее этих арестованных:

«2. Исходя из категорий и окрасок дел, всего арестованных могут быть направлены: в военные трибуналы — 2538, областные суды — 2257, Особое совещание — 1050.

3. Всего направлено в трибунал — 207, из них: разобрано — 40, из которых осуждено: Белосток: из 5 разобранных в трибунале 3 чел. — к расстрелу, 2 человека — к разным срокам (к 5 годам). Вилейская область: к расстрелу — 4, к разным срокам, от 5 до 10 лет, — 3 человека. Новогрудская область: 28 человек, из них осуждено по 1-й категории — 26 человек, по 10 лет — 2 человека».

Как видим, по разобранным 40 делам, направленным в трибунал, соотношение приговоров к расстрелу и лагерям как 33:7, т.е. убито 82,5%. Если предположить, что такая же пропорция сохранялась для всех дел, направленных в трибунал, то к ВМН из арестованных только на 27 ноября могло быть приговорено около 2100 человек. Так же можно предположить, что в трибунал были направлены все дела обвиняемых в шпионаже (1139 человек). Особое совещание при НКВД СССР (ОСО, Особое совещание)  — административный орган при НКВД СССР, существовавший с 1934 по 1953 год, которому в отношении признаваемых им общественно-опасными лиц было предоставлено внесудебное право на ссылку, заключение в исправительно-трудовой лагерь на срок до пяти лет, а начиная с 1937 года, до 8 лет, и высылку за пределы СССР. Право расстрела ОСО получило только во время войны с 17 октября 1941 года. Областные суды могли применять все санкции, оговоренные в уголовном кодексе, в том числе и расстрел.

В 1940 году репрессии в Западной Беларуси и Украине продолжались с той же интенсивностью.

29 января 1940 г. в докладной записке № 2/553 нарком НКВД БССР Л. Цанава. Докладывал Пономаренко: «В результате проведенных агентурно-оперативных мероприятий установлено, что в городе Пинске существовала еврейская контрреволюционно фашистская партия «Ревизионистов-сионистов». По агентурным данным, эта фашистская организация своей главной задачей ставила: объединение всех воинствующе настроенных евреев, создание фашистского государства в Палестине, ведение беспощадной борьбы с коммунистами, коммунистическим строем и революционно настроенными рабочими. Фашистская еврейская партия «ревизионистов-сионистов» носит международный характер, руководитель ее ЖАБОТИНСКИЙ Владимир проживает постоянно в городе Лондоне. В бывшей Польше в гор. Варшаве существовал ЦК этой партии. Из членов ЦК, проживающих в настоящее время в гор. Пинске установлен доктор, журналист ШНЯ Готлиб, который являлся одним из видных журналистов ревизионистской газеты «МОМЕНТ», выходившей в Варшаве».

А далее в той же докладной записке сообщается об арестах среди молодежной еврейской организации БЕТАР (её членом был и обнаруженный при эксгумации среди расстрелянных в Куропатах под Минском Мордхай Шулькес): «Город Пинск считался одним из главных очагов деятельности партии «ревизионистов-сионистов», куда неоднократно приезжал и читал рефераты ее руководитель ЖАБОТИНСКИЙ. «Ревизионисты-сионисты» в Пинске по своей организационной структуре делились на так называемых старших «ревизионистов» и молодежную организацию «БЕТАР». Всего по городу Пинску насчитывается более 150 членов партии «ревизионистов-сионистов». Из последнего состава правления этой контрреволюционно фашистской партии нами установлены: БАСЕВИЧ Мордух, 1880 года рождения, инженер, председатель правления; ДОБОХУЩИН Михаил, активный ревизионист, член правления, торговецдровами; БЕРМАН Абрам, активный ревизионист, торговец табаком; МАХНЕС, лесной бракер, активный ревизионист; ЛЕВИН, купец и заводчик, активный ревизионист; ГАРВУС Гирш, председатель молодежной организации «БЕТАР»; АХТ – адвокат, деятельный ревизионист; ГОРШТЕЙН, инженер, деятельный ревизионист; ШКЛЯР, активный член молодежной организации «БЕТАР»; КОГАН Мойша, бывший председатель правления партии ревизионистов и другие».

На членов организации была заведена агентурная разработка под названием «Вояки», по которой проходили 35 человек. Также сообщалось, что «в молодежной организации «БЕТАР» выявлено существование особой боевки «ГАГАНА», которая была создана с целью борьбы с революционно настроенными евреями, во главе ее стоял офицер ЮДЕНА РУБАХА. Установлено, что летом 1939 года близ Пинска в пансионе Иваники, в лесу, для 25 человек отборных и более преданных ревизионистов со всей территории бывшей Польши, читался совершенно секретный курс боевой подготовки (изготовка бомб и проч.). Задачей этих курсов было создание боевых кадров инструкторов, которых поставить во главе ревизионистских боевок и повести активную борьбу с революционным движением в бывшей Польше. От Пинской организации ревизионистов этот курс слушали три человека – Янкель КНУБОВИЧ, Юдель ЮДЕК и АБУХАН ГЛЕБЕРМАН. Агентурным путем выявляются все участники этой организации, их группировки, наличие оружия, проводимая ими практическая деятельность и связи организации «ревизионистов» с ее центрами в Лондоне и Варшаве».

27 января 1940 года в очередной докладной Цанава отрапортовал об очередных «врагах народа», в том числе о нескольких еврейских группировках, включая граждан, обвиняемых в троцкизме, в членстве в «Бунде» и др. Наиболее массовым было агентурное дело «Изменники», которое было заведено УНКВД по Пинской области на контрреволюционно-троцкистскую группу в составе 13 человек. «Агентурным путем установлено, что в 1928 году бывший член КПЗБ – ШЛОСБЕРГ Давид-Иосиф Ицка-Лейбович после отбытия 4-х летнего тюремного заключения, проводил активную контрреволюционно-троцкистскую деятельность, начал группировать вокруг себя представителей возросшей к тому времени оппозиции внутри КПЗБ и выходцев из других контрреволюционно-националистических и меньшевистских партий (Бунда, СС (сионистов социалистов) и т.п.)». Кроме самого Шлосберга чекисты обратили своё внимание на следующих граждан: «1) ПОРТНОЙ Меер-Айзик Гиршевич, 1892 г.р., уроженец г. Пинска, из рабочих, еврей, диспетчер спичечнойфабрики. С 1914 по 1918 г. состоял в организации «СС». С 1918 по 1924 г. – член КРО «Бунд». С 1926 г. по 1930 г. был членом КПЗБ. 2) СЕРЧУК Шмуель-Элиезарь Сендревович, 1895 г.р., уроженец г. Пинска, еврей, работает агентом отдела снабжения спичечной фабрики. До 1928 был членом «Бунда», после этого, под влиянием Шлосберга, примкнул к троцкистам. Настроен террористически. 3) БАСЕВИЧ Янкель Мордухович, 1916 г.р., уроженец г. Пинска, сын инженера – участника националистической организации сионистов-ревизионистов, еврей, работает на спичечной фабрике слесарем, до прихода КА находился в Варшаве. Басевич был активистом молодежной меньшевистской организации «Цукунфт». В троцкистскую организацию втянут ШЛОСБЕРГОМ, выступал против выборов в Народное Собрание… Отдельные участники троцкистской организации открыто высказывали террористические намерения против вождя народов (Серчук Шмуель, ЛУЦКИЙ Абрам-Меер)».

Ещё одно массовое дело, разрабатываемое УНКВД по Пинской области по группе из девяти бывших руководителей и активных членов «Бунда», называлось «Предатели». По нему проходили: «1) ШЛЯКМАН Арон, бывший член партии социалистов революционеров (максималистов). В 1925 г. являлся председателем комитета «Бунд» гор. Пинска. 2) ЯКУБОВИЧ — активный бундовец, был боевиком, использовался для расправы с революционно-настроенными рабочими. 3) ЯКШИН — активный бундовец… 4) ГЛЕЙБЕРМАН Шмуель, в течение 10 лет руководил окружной бундовской организацией в гор. Радоме и гор. Варшаве…». Таким образом, только по Пинской области по двум делам в январе 1940 года проходили 22 человека. Аналогичные процессы шли по всей территории Западной Беларуси. Так, в январе 1940 г. УНКВД по Белостокской области была ликвидирована агентурная разработка «Противники». Арестовано 6 активных троцкистов: Кришталь Соломон, Кукеневич, Брандцвейман и другие.

Ещё одной категорией, подвергшейся особому вниманию НКВД и в западной, и в восточной Беларуси, о чём мало пишут, были беженцы с территории, занятой немцами. Конечно, среди них огромное количество составляли евреи, которые бежали от нацизма на территорию СССР, надеясь найти здесь спасение. Но не всегда его здесь находили. Как докладывал 16 января Цанава секретарю ЦК КП(б)Б Пономаренко: «В связи с германо-польской войной и последовавшими за ней распадом польского государства, с территории быв. Польши, отошедшей в зону государственных интересов Германии, в Белоруссию прибыло большое количество беженцев, общее число которых на 1.01.1940 достигает около 110 тысяч человек. Из этого количества на территории западных областей БССР находится 86.890 чел., а в восточных – 23.000 чел. Установлено, что среди прибывших беженцев имеется значительная доля нетрудового элемента (фабрикаты, купцы и др.), а также членов различного рода контрреволюционных националистических партий, существовавших на территории бывшей Польши. Этот контингент является носителем антисоветских и националистических настроений, зачастую открыто проявляют недовольство своим положением в СССР и бесспорно, что в основном среди беженцев имеются агенты германской разведки, и что этот контингент в дальнейшем также явится базой для вербовки германскими разведывательными органами своей агентуры. В соответствии с нашими директивами, местными органами развернута работа по учету беженцев, вербовке агентуры из их среды, выявлению агентов германской разведки, провокаторов и активистов контрреволюционных националистических партий. Взято на списочный (массовый) учет контрреволюционно националистически настроенных элементов среди беженцев 379 человек. Заведено дел-формуляров на 85 человек».

В этой же записке Цанава докладывал о том, что готовится к аресту «Шерзон Рида Борисовна, 1906 г.р., уроженка бывшей Елизаветградкой губернии, в 1922 году выехала из СССР в Польшу, проживала в Вильно, по ее словам неоднократно вызывали дефензиву, где ей предлагали сотрудничать с дефензивой по выявлению коммунистов, но якобы от этого она отказалась. Шерзон прибыла в Минск в октябре 1939 года вместе с группой эвакуированных рабочих Виленского радиозавода, поселилась на частной квартире и поступила на работу в качестве медсестры... Одновременно стала заводить знакомство с командирами РККА. Поведение Шерзон показалось подозрительным… В связи с этим Шерзон взята в активную агентурную разработку, к ней подведен наш агент «ПОЛТАВСКАЯ», и кроме этого из среды прибывших беженцев завербован агент «СМЕЛАЯ»… Донесениями устанавливается, что Шерзон враждебно настроена к Советской власти… Из родственников установлены проживающие в г. Москве ее родные братья Гинзбург Семен и Владимир Борисовичи».

Попали в агентурную разработку и беженцы Гирш Пинхусович Гольдфарб, 1916 г. р. и Хаим Якубович Вайнберг, 1913 г.р. В декабре 1939 года в числе прибывших беженцев с территории бывшей Польши в Мстиславльском районе БССР арестован агент бывшего 2 Отдела Польглавштаба Беркман Шмуль Мордко Янкелевич, 1899 г.р., уроженец местечка Мезеречь, бывшего Люблинского в-ва.

Сейчас нам доступна общая статистика довоенных репрессий в Западной Беларуси и Западной Украине с разбивкой не только по годам, но и по национальностям (эта статистика не включает стотысячные данные по депортациям целых семей). Так в 1939 году было арестовано всего 18260 человек, в 1940 — 69517, до начала войны в 1941 — 4723, а всего 92500 человек. Из них в Западной Беларуси соответственно арестовано: 661, 9482 и 190, а всего 10333 граждан еврейской национальности. В 1940 году евреи составляли 27% от всех арестованных и были второй после поляков по численности национальности, подвергшейся репрессиям.

Среди них и оказались Мордхай Шулькес и Мовша Крамер, чьи тела были найдены при эксгумации в Куропатах с квитанциями из Гродненской тюрьмы. Судьбы большинства из упоминаемых в статье людей до сих пор неизвестны.

Автор: Дмитрий Дрозд, Белорусский документационный центр

Статьи по теме

  • 16.09.2017

    12 фактов из истории «Володарки», которые нужно переписать

    Автор: Дмитрий Дрозд СИЗО №1 города Минска – место, где на стадии следствия содержалось большинство белорусских политических заключённых, в том... Читать далее

  • 29.05.2015

    12 неизвестных фактов из истории «Володарки» (продолжение)

    (Начало)  Дмитрий Дрозд Уделим внимание Рудольфу Пищалло, взявшему 200 лет назад подряд на строительство Минской тюрьмы. О нем тоже ходило много... Читать далее

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры