О Викторе Данилове и «Белом легионе» (видео)

24 марта подруга обвиняемого по 3 ч. статьи 293 Уголовного кодекса Республики Беларусь Виктора Данилова, обыск у которого был показан по всем белорусским телеканалам, Юлия Букштанович дала интервью для СМИ.

 

 

— Что хранилось в сейфе?

— В сейфе хранились (я не знаю термин) два ружья, либо два автомата. Т.е. это были его ружья, личные, за которыми он ухаживал, и всё. Больше ничего.

— Подождите, смотрите, у него ещё спрашивали (на видео это есть), как я понимаю, он ездил в Украину довольно часто, и он привёз оттуда некую символику, батальон «Азов»…

— Я не видела, что в репортаже показывали, о чём спрашивали…

— Ну, там флаг был чёрно-красный, он сказал, что его с Украины привез.

— Он это тоже объяснял, что это украинский флаг. У нас дома лежат российские флаги, советские флаги, флаги пионеров… Это просто флаги, и всё. Он это тоже объяснял на видео, что это просто флаги. Шевроны тоже — они разнообразные. Он болеет шевронами, значками, и я всегда, когда еду во Францию, например, иду на блошиный рынок и покупаю ему всё, что могу, задёшево, и привожу всё, что могу. Ему это нравится, он это коллекционирует. По этому вопросу так.

— А вообще в Украину он часто ездит?

— Я не могу сказать, часто или нет. Я знаю, что последняя поездка — у него была какая-то стажировка. Он работает в Красном кресте инструктором, и это для повышения квалификации. Я не знаю названия. Он ездил, но не прошёл стажировку там, у него не было уровня, и он собирался ещё раз пройти. Я не знаю, в чём это заключалось, что-то на спасение жизни, оказание первой помощи… Что-то такое.

— Т.е. в Украину он ездил стажироваться в качестве волонтёра?

— В последний раз — да. Мы ездили вместе во Львов, но это была туристическая поездка. А так я больше не знаю. 

— Но вот организация «Белый легион»… Именно на ней сделало акцент государственное белорусское телевиденье — он продолжает своё существование? Виктор в ней каким-то образом состоит, или просто пришли то, что было давно, и уже он к этому отношения никакого не имеет?

— Я могу только сказать то, что я, к сожалению, не слышала о «Белом легионе» раньше. Сейчас уже постфактум я прочитала статьи в интернете, увидела фамилию Мирослава Лазовского, увидела их знаки. Никаких следов, что Виктор сейчас участвует в чём-то подобном, я не замечала.

— И он не рассказывал?

— Нет. Мы об этом не говорили. Может, я не интересовалась, может быть, не было о чём рассказывать. О «Белом легионе» я, честно, не слышала раньше. И сейчас у меня как-то не соотносится Виктор и «Белый легион». То, что он за здоровый образ жизни — да. То, что мы вместе занимались спортом — да. То, что он без вредных привычек — да. То, что у него активная позиция: помогать людям» — да…

— Какие там бывают тренировки военизированные?

— Я не присутствовала при них, поэтому не могу сказать. Единственный раз мы ездили в лес под Осиповичи. Я не знаю, сейчас мне говорят, что это клуб какой-то… Но тогда мы просто приехали, провели время на природе, и я уехала. Самих тренировок я не застала. Я знаю только, что он преподавал в 55-й минской школе — довоенная подготовка для детей, и они участвовали даже в республиканских соревнованиях. Он этим увлекался и был там на хорошем счету. Свои военные навыки он применял в деле, и ему нравилось преподавать. А так из деятельности он и кондитер, у него диплом и по кройке и шитью, он помогал распространять книги издательского дома «Беларускі кнігазбор»…

— Митинги он посещал?

— При мне — нет. Мне кажется, что единственная была зацепка, что вышло это фэйковое сообщение…

— Вы говорите, что у него было разрешение на ношение оружие, он его предъявил, показал?

— Виктора, к сожалению, не было в том момент, при обыске…

— А допрос его где проходил?

— Допрос был в соседней комнате. К сожалению, мы были в зале, дверь была закрыта, нам не разрешили, и я не видела, а только слышала голос, интонацию… В первый раз интонация была бравурная, второй раз просто давили, говорили: отвечай да или нет. Но я знаю, что он на камеру всё им объяснил. Они остались довольны, нам сказали, что всё в порядке…

— Вы сейчас что знаете о его судьбе?

— …Мы были сегодня на пропускном пункте КГБ, в СИЗО, и у нас взяли для него зубную щётку, зубную пасту, носки, мыло и полотенце — всё. О дальнейшей судьбе ничего непонятно. Адвоката, к сожалению, к нему не пустили, и он будет пробовать  к нему сегодня достучаться. Вот, к сожалению, больше мы ничего не знаем…

 

 

Белорусский документационный центр

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры