О постановлении и «чудесном» освобождении

Арестованный 15 лет назад  по подозрению в причастности к исчезновениям известных политиков командир СОБРа  Дмитрий Павличенко был выпущен из камеры СИЗО КГБ по устному распоряжению неизвестного лица.  Бывший арестант до сих пор не имеет документов, подтверждающих его право находиться на свободе. 

Рапорт

21 ноября 2000 года  Начальник Главного управления криминальной милиции генерал-майор Лопатик направил рапорт министру внутренних дел Наумову с грифом «Совершенно секретно»: 

 «Докладываю о том, что мною получена информация следующего содержания. В апреле 1999 года Шейман В.В.  дал указание замминистра внутренних дел Сивакову  Ю.Л. допустить в СИЗО №1 ГУВД Мингорисполкома командира СОБРА Павличенко».

В рапорте Лопатик сообщает о том, что Павличенко интересовался  процедурой расстрела и захоронением казненных.  А Сиваков по приказу госсекретаря Совбеза Шеймана  дважды распоряжался расстрельным пистолетом  с целью уничтожения известных политиков.  Речь шла о пропавших в 1999-2000 гг.  генерале Юрии Захаренко, юристе Викторе Гончаре и бизнесмене Анатолии Красовском. В том же ряду пропавших находился и оператор российской телекомпании ОРТ Дмитрий Завадский.

Информация о расстрельном пистолете частично была получена от начальника СИЗО №1 Олега Алкаева, который случайно сопоставил даты выдачи расстрельного пистолета с  датами исчезновений политиков и оператора.

1999 год, за год до рапорта

- В 1999-и году по требованию Юрия  Сивакова я дважды выдавал пистолет  в его распоряжение  по его просьбе, –  рассказывает Алкаев. –  Просьба это или приказ понять трудно. Но когда министр просит, значит надо понимать, как приказ. Для каких целей мне было непонятно. Ну, иногда у офицеров  есть такая блажь:  пострелять по банкам. Но почему именно этот пистолет, я не задумывался. 

Позже Алкаев увидел в газете статью «Кто следующий? Исчезновение» и случайно сопоставил даты исчезновения политиков Гончара, Красовского и Захаренко  с  датами, когда он выдавал пистолет. Обеспокоенный начальник СИЗО пошел к  и.о. министра внутренних дел генералу Удовикову и доложил о своих подозрениях. Но  генерал повел себя странно. 

- Он испугался, -- вспоминает сегодня Алкаев. -- запретил эту тему даже обсуждать и предложил пистолет просто уничтожить

Алкаев пистолет уничтожать не стал и спешно обсудил проблему с начальником службы безопасности Президента РБ Наумовым: 

- Я сказал Наумову:  за спиной президента страшные вещи происходят. Люди не исчезли, они убиты. Если найдут трупы, в них будут пули из расстрельного пистолета, который у меня в сейфе хранится. Кто мне поверит? Как может полковник состязаться  с генералами и прокурорами? Я мгновенно окажусь в камере, и через полгода меня успешно расстреляют.  Сделают так, что сумасшедший полковник по какой-то причине… да никто не будет выяснять причину. Это у нас умеют: ну, с ума сошел человек, перестрелял кучу народа. Очень удобная версия. Это как один из вариантов, для чего брался мой пистолет. 

Наумов пообещал Алкаеву разобраться в ситуации и подсказать линию поведения. Он даже позвонил  обеспокоенному коллеге и уверил: «процесс идет».  

Ноябрь 2000-го. Постановление 

В сентябре 2000 года Владимир Наумов был  назначен  министром МВД.

Алкаев вспоминает: 

- Мы все обрадовались, поверили, что Наумов что-то сделает.  И он действительно  сделал.  22-го ноября он зашел ко мне сам и сказал, что сегодня Павличенко  будет арестован.  

22 ноября председатель КГБ Мацкевич вынес постановление, а заместитель генпрокурора Снегирь санкционировал арест  Дмитрия Павличенко.  Любопытно содержание  постановления Мацкевича: там говорится о применении в отношении командира войсковой части 3214 МВД РБ Дмитрия Павличенко превентивного  задержания сроком на 30 суток (с целью предотвращения новых противоправных  деяний). Генпрокурор Олег Божелко подписью Снегиря в тот же день санкционировал арест.   

В постановлении о задержании написано: В материалах  оперативной разработки имеются достоверные данные о том, что Павличенко Дмитрий Валерьевич является  организатором  и руководителем преступной группы, занимающейся похищениями и физическим устранением граждан»

Павличенко был арестован и помещен в камеру  СИЗО КГБ.

Известный в прошлом политик Василий Леонов рассказывал, как развивались события дальше:  

- Так получилось, что я знаю о произошедшем от работников в погонах.  Было поручение официальное, и вся силовая машина к этому делу подключилась. Лопатик вел это дело. Привели Павличенко в изолятор и стали допрашивать. И он начал рассказывать то, что было. 

На допросе  Павличенко  всплыла фамилия  Игнатовича, который  потом фигурировал в деле оператора Завадского.  Говорят, командира войсковой части 3214 допрашивали с пристрастием – можно только догадываться, какие методы  применялись. В результате,  тот рассказал,  что трупы Завадского,  Захаренко, Гончара и Красовского захоронены  в лесном массиве в районе Северного кладбища. 

Дальше события развивались стремительно. Генеральный прокурор  Олег Божелко послал запрос генпрокурору России Устинову о предоставлении специалистов и оборудования для отыскания трупов в земле. 23 ноября, узнав об аресте Павличенко, начальник СИЗО №1 Олег Алкаев по совету Наумова  пошел в кабинет к Лопатику и спешно написал свой рапорт, где изложил обстоятельства выдачи расстрельного пистолета.  Этот рапорт был нужен как часть доказательной базы в деле Павличенко и как охранная грамота для самого Алкаева. 24-го  ноября Алкаева  уже допрашивал следователь прокуратуры. Назначили экспертизу пистолета,  произвели выемку книги выдачи и приема оружия.  

Пока допрашивали  Павличенко  и отправляли запрос в Россию, госсекретарь Совбеза Виктор Шейман, пошел  на прием к президенту. Что именно  Шейман  доложил президенту, неизвестно, но  после этого по устному распоряжению неизвестного лица все разбирательства в отношении Дмитрия  Павличенко  были прекращены, и арестованного  было приказано немедленно отпустить. 

- Я знаю одного из следователей, который допрашивал Павличенко, - вспоминал в 2014 году Василий Леонов. -  Ну, и когда он начал допрашивать, естественно  стало известно об этом. Позвали начальников милиции и КГБ наверх. Знаете, наверное, эту историю? И какая там была разборка? 

После всех этих событий в народе стала гулять фраза, якобы сказанная начальнику войсковой части 3214  Павличенко  очень высоким должностным лицом: «Иди служи – ты мне верен». 

Вспоминать без содрогания события тех дней бывший следователь прокуратуры Беларуси Дмитрий Петрушкевич до сих пор не может:

- Расследование шло своим чередом, проводилась отработка воинской части, где работал Павличенко, этим занимались органы госбезопасности, которые вели наблюдение за передвижениями группы Павлюченко. На каком-то этапе он был даже помещен в СИЗО КГБ, где его допрашивали участники следственной группы по расследованию исчезновения белорусских политиков. Но потом он был отпущен, а многие высокие должностные лица лишены погон и должностей. С должности были сняты Генпрокурор, председатель КГБ. Провели и смену личного состава, который занимался расследованием  этого уголовного дела. В течение тех нескольких месяцев,  когда я находился в следственной группе, люди из группы исчезали куда-то. В этой ситуации я чувствовал себя очень неуютно, со мной могло произойти то же самое – я мог просто исчезнуть, а потом еще при неизвестных обстоятельствах погиб свидетель, один из главнейших свидетелей, проходивших по этому делу: неожиданно скончался в возрасте 25 лет. Скончался и один из оперативных работников, который имел отношение к делу. Это и послужило причиной того, что я просто сбежал из страны.

Год 2014-й…

- Дмитрий Павличенко сегодня официально числится «в побеге», - утверждает бывший  начальник СИЗО №1 Олег Алкаев. –  Его имеет право задержать любой  гражданин, милиционер, привести  в прокуратуру или в Следственный комитет как лицо, совершившее побег. Потому что  лицо освобожденное (даже если человек только переступил порог тюрьмы)  назад может  выйти, только  имея на руках справку об освобождении, подписанную начальником учреждения. Все,  кто сидел, это знают. Одного устного указания, от кого бы оно ни исходило, недостаточно. Но… каким-то образом Павличенко вышел. Ну, раз вышел без справки, значит –  это считается побег. 

Формально Олег Алкаев прав.  До сих пор не существует документа, отменяющего постановление Мацкевича об аресте – «чудесное освобождение»  из СИЗО КГБ не имеет законного обоснования. Вот только Дмитрий Павличенко по сей день свободно перемещается по территории РБ и за ее пределами, имеет бизнес и не вспоминает о былых неприятностях. Никто до сих пор  не рискнул поинтересоваться: есть ли у бывшего арестованного  Павличенко  Дмитрия Валерьевича справка об освобождении. 

- Он должен в розыске находиться, – настаивает на своем Олег Алкаев, который уже давно  на всякий случай живет в Германии. – В такой ситуации и срок давности приостанавливается –  если лицо в побеге! Мы все сегодня попали в глупое положение. Задним числом эту справку не выпишешь. Справка выписывается на основании постановления следователя или прокурора, который не усматривает необходимости держать человека под стражей. Такого постановления не было! И лучшее тому подтверждение – ответ Шеймана запрос генерала Фролова, «арестован был Павлюченко по постановлению, а освобожден по указанию». Но забыл назвать, чье это было указание.  

 

 

Обратите внимание

Наши партнеры